В настоящее время на ФГУП «ГХК» (г. Железногорск, Красноярский край) завершена работа по утилизации автотранспорта с Чернобыльской атомной электростанции.

514

20 июня 2013

О судьбе техники, поступившей на ГХК после ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, рассказывает Наталия Садриева в статье, опубликованной в «Вестнике ГХК» № 7 от 18 апреля 2013 г.

Последний путь железных великанов

Февраль 2013 года. На полигоне твёрдых радиоактивных отходов (ТРО) ГХК отправляется в последний путь техника, участвовавшая в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной станции (ЧАЭС). «Железные» герои того времени: МАЗ, КРАЗ, экскаватор, бетононасос, прицеп — двадцать семь лет спустя «обрели покой» на полигоне долговременного хранения комбината. Наталия Садриева

Разбирать документы, сопровождавшие поступление на ГХК техники с Чернобыльской АЭС, весьма любопытно. Вот накладная изотопно-химического завода (ИХЗ) от 1986 года, в которой указано, что с чернобыльской станции Тетерев до станции Базаиха-2 (Красноярск) отправлена пятьдесят одна единица техники на пятидесяти железнодорожных платформах. Таких составов с Украинской ССР было три, они доставили к нам 162 автотранспортных средства: тяжелогрузные ЗИЛы, КРАЗы и МАЗы, бульдозеры, автобусы, экскаваторы, бетононасосы, прицепы, краны. Эта техника так же, как люди, героически разбирала завалы разрушенного четвёртого энергоблока АЭС. Получив дозу облучения, несовместимую с дальнейшим использованием, отработавшие великаны в специальных контейнерах разъезжались по специализированным площадкам страны. Один из таких полигонов долговременного хранения чернобыльской техники был у нас.

Судьба «боевого» парка

Через пять месяцев после аварии на ЧАЭС, которая произошла 26 апреля 1986 года, на ИХЗ ГХК уже прибыла первая техника. Дозиметристы сняли показания радиоактивного загрязнения машин, работники гаража ИХЗ составили акты технического состояния пришедших автомобилей. Судя по документам, с места аварии транспорт пришёл не в лучшем состоянии: корпуса помяты, у некоторых авто отсутствовали запчасти. Дальнейшую судьбу «боевого» парка, определил приказ Министра среднего машино-строения СССР, во исполнение которого атомщики разработали несколько этапов действий: подготовили мероприятия по отмывке техники на действующих площадях предприятия, создали спецбригады. Работа началась.

Всё, что можно, шло в ход

Дозиметристы и технический персонал комбината тщательно оценивали технику и определяли её дальнейшую судьбу. То, что можно было дезактивировать и восстановить, со временем разошлось по подразделениям комбината. Не забыли и подшефные организации, а также партнёров. Например, в автотранспортное хозяйство ГХК, ныне АТП, было передано 19 машин: погрузчики, автокраны, бульдозеры, экскаваторы «Беларусь», автобусы «Таджикистан», КАМАЗы. В Сибхимстрой, сейчас УССТ № 9 при Спецстрое России, отдали четыре бетононасоса. В комитет ДОСААФ ГХК — автомобиль УАЗ, в подшефный совхоз «Большой Балчуг» — прицепную тележку к трактору. Клинической больнице № 51, тогда ЦМСЧ-51, достался двигатель с автомобиля КРАЗ. То, что нельзя было восстановить целиком, разбирали — так гаражи комбината пополнились узлами, деталями, запасными частями к строительной и пассажирской технике.

Переворачивая страницу истории

«Загрязнённые» машины, не подлежавшие отмывке, были фрагментированы, а проще говоря, разрезаны на части на полигоне твёрдых радиоактивных отходов. Здесь они хранились под строгим контролем дозиметристов. Кроме того, сама спецплощадка ГХК создана в соответствии с требованиями радиационной безопасности. Расположена она в десятках километров от городской зоны, что исключает воздействие излучения на жителей. Влияние на окружающую среду также было исключено. Полигон оборудован системой сбора ливнёвых и дренажных вод для последующей переработки, которая не позволяла уходить дождевой и талой воде в землю.

— В феврале 2013 года были «захоронены» последние части чернобыльской легендарной техники, — рассказывает Евгений Лачков, заместитель начальника первого цеха ИХЗ. — Можно сказать, наша страница истории ликвидации последствий аварии на ЧАЭС закрыта. Тогда, в девяностые годы, парк комбината существенно пополнился за счёт прибывшей техники. Но ведь и сил, средств было положено много — на приём, дезактивацию, ремонт, хранение и утилизацию радиоактивного автотранспорта. Вся страна работала на устранение последствий аварии, мы том числе.

Вместо послесловия

Готовя этот материал, мы нашли в Интернете информацию о подобном полигоне на Украине. В Чернобыле есть пункт захоронения радиоактивных отходов — «Буряковка». Так вот, по специальным разрешениям это место могут посещать фотографы и другие любопытствующие, жаждущие острых ощущений. У нас такое невозможно: полигон ТРО находится в санитарно-защитной зоне ГХК, куда посторонним вход запрещён, а, кроме того, новая модернизированная система физической защиты, как говорят эксперты, «даже мышь не пропустит». Да и не нужны нам эти острые ощущения. Безопасность людей и природы гораздо важнее, ведь так?

(Статья перепечатана из «Вестника ГХК» № 7 от 18 апреля 2013 года)

В ФГУП «ГХК» (г. Железногорск) и в зависимых хозяйствующих обществах комбината в настоящее время работают 38 участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Здоровья им и трудовых успехов!