Встреча с одним из первых ликвидаторов последствий катастрофы на ЧАЭС от треста «Энергоспецмонтаж» — сварщиком Ф. Н. Фаршатовым

365

18 июня 2013

В Западном административном округе в Центральной библиотеке № 202 (ЦБС «Гагаринская») в конце 2012 года был проведен «Круглый стол», посвященный подвигу участников ликвидации последствий ядерной катастрофы на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Организовали это мероприятие Управление культуры ЗАО г. Москвы и Общественное объединение «Союз Чернобыль на Западе Москвы», возглавляемое В. И. Винником. Об этом уже было подробно рассказано на нашем сайте 31 января 2013 года в статье «Подвигу чернобыльцев посвящается». Я хочу рассказать читателям об одном человеке, с которым я там познакомилась. А произошло это следующим образом.

Около стенда, где были выставлены книги по Чернобылю, собрались гости. Один из присутствующих подошел ко мне с просьбой приобрести книгу «Схватка с неизвестностью», в которой он нашел запись о своей работе в Чернобыле и увидел себя на фотографиях, размещенных в книге. Я поинтересовалась: «А в каком разделе?» — «Изготовление и монтаж теплообменника». Как же я обрадовалась, когда узнала, что это был один из первых наших средмашевцев — электросварщиков, которые участвовали в монтаже теплообменника в тоннеле под плитой реактора разрушенного 4-го блока в мае-июне 1986 года. Эти работы выполнялись под руководством заместителя треста ПО «Энергоспецмонтаж» Ю. И. Тамойкина, начальника МСУ-16 В. М. Дмитриева и опытнейшего бригадира треста ПО «Энергоспецмонтаж» В. В. Гаранихина, чьи воспоминания опубликованы в этой книге, а других специалистов, участвующих в этой очень важной и опасной работе мне найти не удалось.

Монтаж и установка теплообменника под плитой реактора 4-го блока — это была сложнейшая работа по трудоемкости и очень тяжелая в физическом плане, к тому же все получили приличные дозы, о чем стали говорить значительно позже, когда они уже выполнили работу. Поэтому встреча с человеком, который участвовал в монтаже теплообменника, а в дальнейшем еще принимал участие в работах по изготовлению первых конструкций, которые выдвигались на платформах для изготовления защитной стенки вдоль машзала, для меня представлял огромный интерес. Это был Фаршатов Фанис Назипович, который работал в настоящее время библиотеке, где проходил «Круглый стол», водителем машины. Конечно, я тут же попросила о встрече, чтобы подробно расспросить его о том периоде работы на ЧАЭС. И мы встретились буквально через очень короткий промежуток времени. Вот что он мне рассказал о себе и своей работе в Чернобыле:

«Я родился 27 октября 1947 года в Башкирии в городе Октябрьский. Окончил школу, затем нефтяной техникум и получил специальность — техник-технолог сварочного производства. До призыва в армию работал сварщиком. Служил в Куйбышевском районе в Поволжье, демобилизовался, и год работал слесарем на местном предприятии автохозяйства. У нас городок маленький, мне стало неинтересно, и я с приятелем решил отправиться в Москву. Это был 1969 год. Устроился работать на стройку, где меня обеспечили общежитием. Работа была довольно однообразная, и я со стройки ушел работать электросварщиком на завод ФОС треста «Энергоспецмонтаж» (Минсредмаш). Там было намного интереснее, чем на стройке, так как приходилось использовать все виды сварки. Заказы поступали разные, но всегда обширные и интересные. В общем, работы хватало. Так я доработал до 1986 года.

В середине мая 1986 года собрали всех работающих в Красном уголке завода и рассказали про аварию, которая произошла на ЧАЭС. Объяснили, какие задачи по ликвидации последствий аварии поставлены перед нашим заводом и, чтобы их решить, многим придется выезжать на ЧАЭС, так что работы хватит всем. Мы поняли, что лучше ехать в монтажную командировку добровольно от завода на 65 дней, чем потом, а есть полная вероятность, что призовут через военкомат. Я решил поехать сразу, и был включен уже в первую бригаду, которая выехала на поезде в сторону Киева 26 мая 1986 года. Уже было известно, что нужны сварщики и наладчики для монтажа теплообменника под плитой реактора разрушенного 4-го энергоблока.

Вместе со мной выехало еще трое: сварщик Ю. А. Зайцев, и двое наладчиков. Утром приехали в Киев, пересели на электричку, которая довезла нас до Тетерева, откуда пешком добрались до пионерлагеря Голубые Дали. Потом нас перевели в другой пионерский лагерь Дружба, где мы и жили. Но сначала нас привезли на Сельхозтехнику в Чернобыль. Привезли вагончики, в которых мы остались ночевать.

-А почему остались ночевать?

-Сказали, что отсюда будем ездить на станцию, так как до ЧАЭС всего 17 км, и мы не будем уставать от длинной дороги. А там оказались такие злые комары, кусают так, что спать совершенно невозможно. Все измучились за эту ночь. Нас снова перевезли в п/л Дружба, и оттуда стали ежедневно по сменам возить бригады на станцию для выполнения работы в тоннеле. Кормили нас очень хорошо и в любое время, когда бы мы ни ехали на смену. Перед выездом, даже ночью сначала идешь в столовую, где нас обслуживали официанты, а уже потом садились в автобус, который отвозил нас на ЧАЭС. До ЧАЭС от пионерского лагеря 120 км.

Первый раз, когда мы приехали на станцию, нам объяснили, чтобы попасть на рабочее место, надо пробежать бегом через галерею так быстро, как стометровку бегали, чтобы не получить лишнюю дозу. Нам дали накопители — такие черные квадратики. Пробежали мы, спустились в тоннель, прошли его до конца и начали собирать теплообменник. Регистры были уже готовы, и мы их вручную грузили на вагонетки. Они были тяжеленные и весили до 500 кг. Когда же везли их на место монтажа, то всей бригадой их поддерживали. Регистры мы должны были состыковать, и в нашу задачу входило сваркой соединить стыки. В тоннеле было очень жарко, когда мы первый раз приехали на работу, то воды с собой не взяли, так как не знали об этом. Буквально через пять минуть стали мокрые, как будто нас облили водой. А варить нужно сварочным аппаратом и не дай бог прикоснешься мокрой рукой, сразу сильный удар током получишь. Мы несколько минут поработали, выбились из сил, и страшно захотелось пить. Тогда нас выручили шахтеры, которые удивились, что мы пришли без запасов воды.

Они же и научили нас, чтобы освежиться, надо подойти к вентиляционным трубам, подышать свежим воздухом, который был к тому же прохладный. На следующий заход мы уже с собой набрали в карманы по 5-6 бутылок минеральной воды. Воду нам на базу привозили в неограниченном количестве. Работали не по три часа, а значительно больше, хотя нас часто В. В. Гаранихин — наш бригадир пытался быстро выгнать, когда кончалась смена. Но как бросишь недоваренный шов, конечно, уходили не сразу, и многие перерабатывали. Работали круглосуточно, посменно, по 15-16 человек в смену. После смены у всех очень болели и слезились глаза. На фотографии в книге «Схватка с неизвестностью» на 64 странице я сижу справа выше других с респиратором на голове. Есть мое фото и на большой фотографии, на 76 странице, где мы с Ю. И. Тамойкиным.

Когда мы уезжали 31 июля 1986 года, накопители сдали, а справок о дозе так нам и не выдали, сказали, что они потеряны.

-А вы не пробовали найти результаты облучения в архивах?

-Нет, не пробовал. Как-то не было необходимости в этом. После окончания работ в тоннеле, нас перебросили на сварку конструкций при изготовлении защитной стенки, которую надвигали на железнодорожных платформах по железнодорожной ветке вдоль машзала. Когда конструкции погрузили на платформу, я был первый, кто сваривал их. Тут же варили и трубопроводы, по которым потом качали бетон. Целый месяц я этим занимался, то есть до тех пор, пока не сделали эту защитную стенку. В Чернобыле я пробыл 65 дней, как и мои товарищи, с кем я приехал, с ними я и уезжал.

После Чернобыля я еще работал на заводе до весны 1987 года, а потом перешел работать на стройку, чтобы решить свой квартирный вопрос. У меня была двухкомнатная квартира, но я имел двоих детей — мальчика и девочку, поэтому надо было как-то решать вопрос по расширению жилплощади. Я согласился перейти на стройку, где мне через некоторое время выделили трехкомнатную квартиру. Работал там до пенсии. Потом после выхода на пенсию стал работать водителем в этой библиотеке«.

На вопрос: «Получили ли вы награды за работу на ЧАЭС?», — он сказал, что есть одно Благодарственное письмо от Припятского Горкома партии, да медаль, которую вручили в 2011 году к 25 —летию со дня аварии на ЧАЭС, но без удостоверения. И все. Как обычно у нас — главное выполнить задание. А Фанис Назипович и его товарищи, с кем он работал, конечно, заслуживают большего. Он со своими товарищами — одним из первых чернобыльцев Средмаша. Они ехали в абсолютную неизвестность и провожали их, как на фронт. В забое под реактором монтаж теплообменника, состоящего из двадцати рядов регистров, соединенных между собой последовательно и разделенных на две автономные петли, монтажники выполняли строго по часовому графику, утвержденного председателем Правительственной комиссии. Случаев срыва сроков не было ни одного. 27 июня Правительственной комиссии было отрапортовано об окончании монтажа подреакторной плиты. Вот так была одержана первая победа монтажников Минсредмаша в борьбе при ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. В числе этой бригады работали Фанис Фаршатов и его товарищ, сварщик Юрий Зайцев.

Затем для наступления на аварийный блок, чтобы создать плацдарм для строительства «Укрытия», были проведены работы по созданию «пионерных» оградительных бетонных стен вокруг разрушенного 4-го блока, служащие экраном от проникающей радиации, и где можно было бы разместить строительную технику и работающих для возведения основных стен «Укрытия». «Пионерная» стена представляла собой опалубочную металлоконструкцию, собираемую из монтажных блоков. Сборка совершалась в безопасном месте, а затем с помощью трейлера или платформы производилась подвижка в проектное положение. Вот здесь необходимо было провести соединение методом сварки бетоноводов, и эти работы выполняли Ф. Н. Фаршатов и Ю. А Зайцев. Их командировка на ЧАЭС окончилась через 65 дней, когда были выполнены все сварочные работы при строительстве «пионерной» стенки.

По окончании встречи я передала Фанису Назиповичу и для библиотеки № 202, в которой он работает, несколько книг о Чернобыле, включая «Схватку с неизвестностью». Сейчас Фанис Назипович живет в Тушино, дети выросли и у него уже трое внуков. На мой вопрос: «Что помогло ему перенести полученные дозы радиации, работая на ЧАЭС?» — он ответил, что он мастер спорта по боксу, был молодым, физически сильным и закаленным человеком, что возможно и помогло ему в дальнейшем справиться с полученными дозами.

Вот так, неожиданная встреча на вечере в библиотеке, помогла открыть еще героев- чернобыльцев, чья героическая командировка в Чернобыль в мае 1986 года заслуживает более высокой оценки, чем медаль без удостоверения. Может быть со временем наши руководители оценят по достоинству подвиг чернобыльцев, которые, ни с чем не считаясь, выполнили свой долг, спасая мир от распространения радиации, и они получат более высокие награды. И дай Бог им здоровья, чтобы дожить до этого!

Елена Козлова