85 лет со дня рождения (1929) Глухих В. А.

все статьи
104

03 февраля 2014

10 февраля — 85 лет со дня рождения (1929) Глухих В. А. — крупного учёного середины XX — начала XXI века, профессора, академика Российской академии наук, лауреата Ленинской и Государственных премий, научного руководителя ФГУП «Научно-исследовательский институт электрофизической аппаратуры им. Д. В. Ефремова» (г. Санкт-Петербург).

Родился В. А. Глухих в деревне Большая Каменная Курганской области, в крестьянской семье.

Отец — Глухих Андрей Иванович (1903–1962). Мать — Глухих Мария Сергеевна (1903–1989). Супруга — Глухих Александра Петровна (1929 г. рожд.), окончила Томский медицинский институт, работала врачом-гинекологом. Сын — Глухих Игорь Васильевич (1954 г. рожд.), кандидат технических наук, начальник лаборатории НИИЭФА. Внуки: Глухих Михаил Игоревич (1978 г. рожд.), кандидат физико-математических наук, старший преподаватель в Санкт-Петербургском политехническом университете; Глухих Ольга Игоревна (1985 г. рожд.), окончила Финансово-экономический институт в Санкт-Петербурге.

Детские и юношеские годы Василия Андреевича прошли в Сибири, в рабочем поселке Читинской области. Отец — по профессии слесарь, с 1935 года работал там на золотых приисках. Несмотря на удаленность от крупных городов, в этих краях имелись все условия для учебы и всестороннего развития молодых людей. В поселке была прекрасная школа, где велась внеклассная работа с учениками, были технические кружки. В школе Василий Глухих участвовал в самодеятельности, активно работал в комсомольской организации, что стало началом его широкой общественной деятельности.

В 1947 году В. А. Глухих поступил на электрофизический факультет Томского политехнического института имени С. М. Кирова (ТПИ) — в одно из самых авторитетных высших учебных заведений на территории Сибири и Дальнего Востока. Большой конкурс на приемных экзаменах практически на все факультеты способствовал отбору наиболее способных и трудолюбивых студентов.

В послевоенные годы, когда стали бурно развиваться новые отрасли промышленности и организация новых научных направлений, подготовка инженерных и научных кадров стала первостепенной задачей руководства института во главе с его директором, заслуженным деятелем науки и техники РСФСР, профессором Александром Акимовичем Воробьёвым, человеком редкого организационного таланта и широты научных интересов. Под его руководством в 1949 году в институте был организован физико-технический факультет по подготовке специалистов в области ускорительной техники и через год — в атомной энергетике. А. А. Воробьёв руководил на факультете кафедрой «ускорителей заряженных частиц» — первой в стране. Отбор студентов на эту престижную специальность осуществлялся из состава студентов электрофизического факультета, наилучшим образом проявивших себя за два года обучения. В их числе оказался и В. А. Глухих.

Группа, единственная на курсе, состояла всего из 13 студентов. Были созданы прекрасные условия для учебы — высокие стипендии, благоустроенное общежитие, студенческий научный кружок и многое другое. Но существовали и определенные проблемы в организации учебного процесса, связанные с повышенным уровнем секретности научного направления. Шла «холодная война», и не исключалась перспектива использования результатов исследований, полученных с помощью ускорителей заряженных частиц, в военных целях. Поэтому все публикации, касающиеся ускорителя как инструмента исследований, были засекречены. Это относилось как к теории, так и к технологии сооружения ускорителей, что создавало дополнительные трудности для преподавателей кафедры.

Информационные материалы поступали по разным каналам. Наиболее интересные из них становились темой научных семинаров на кафедре, в которых участвовали и студенты. Эти семинары, являясь частью учебного процесса, стали также одной из форм приобщения к научной работе.

Учебные программы кафедры составлялись с учетом того, что основные системы ускорителей будут являться отражением последних достижений науки и технологий, представляющих совершенно разные технические направления. Наряду с основными курсами на кафедре преподавались гидравлика, строительное дело, машиностроение и другие предметы. Руководство института делало все возможное, чтобы на практике ознакомить будущих специалистов с действующими ускорителями — с процессами их разработки, создания и эксплуатации. Первая такая практика была организована на производственном участке кафедры, где студенты под руководством преподавателей создали ускоритель — бетатрон, ознакомились с технологией его производства, овладели навыками управления и эксплуатации, физического эксперимента.

В дальнейшем Василий Глухих и его однокашники проходили практику на электромашиностроительном заводе в городе Новосибирске, затем в Харьковском физико-техническом институте, где студенты проходили стажировку на крупнейшем в Европе ускорителе Ван-де-Граафа и на линейных ускорителях. Там они имели счастливую возможность познакомиться с крупнейшими учеными, такими как лауреат Нобелевской премии академик Л. Д. Ландау, заместитель директора института академик А. Ф. Вальтер.

Последней, преддипломной практикой, определившей для Василия Андреевича Глухих его дальнейший путь в науке, стала практика в Ленинграде, в Особом конструкторском бюро Минэлектропрома (ОКБ МЭП), руководимом профессором Дмитрием Васильевичем Ефремовым. Эта организация была создана по инициативе великого советского физика И. В. Курчатова в 1945 году на базе завода «Электросила» с целевым назначением — разработка оборудования по разделению изотопов урана методом магнитной сепарации. Созданное оборудование затем успешно использовалось при создании в СССР первых атомной и водородной бомб.

В конце 1940-х — начале 1950-х годов после решения главной задачи по предложению И. В. Курчатова было принято решение направить деятельность ОКБ МЭП на создание оборудования для исследований в области ядерной физики и физики высоких энергий. Главными разработками на первом этапе стали циклотроны и синхрофазотрон на энергию 10 ГэВ (самый крупный аналогичный зарубежный ускоритель в США имел энергию 6 ГэВ). Это судьбоносное решение определило одно из важнейших направлений в последующей деятельности ОКБ.

В 1956 году ОКБ МЭП преобразуется в Научно-исследовательский институт электрофизической аппаратуры имени Д. В. Ефремова (НИИЭФА). Директором института назначен Евгений Григорьевич Комар. К этому времени институт занимал ведущее положение в СССР в создании электрофизических установок.

Совместной дипломной работой группы студентов Томского политехнического института в ОКБ МЭП в 1952 году стал циклотрон. Каждому из студентов ректор А. А. Воробьёв поручил детально изучить все элементы и узлы циклотрона. В. А. Глухих досталась высокочастотная система. Блестяще защитив диплом, В. А. Глухих с отличием окончил институт с присвоением квалификации инженера-физика. В 1953 году все студенты группы, проходившей практику в ОКБ МЭП, были приглашены на работу инженерами в ОКБ.

«В 1960-е годы, — вспоминает Василий Андреевич, — физики были самой популярной профессией и занимали приоритетное положение в общественном сознании. Поэтому наши „звания“ вызывали у нас законное чувство гордости. Мы интуитивно понимали, что стоим на пороге новой жизни, в которой кроме чувства личной ответственности существует ответственность в более широком смысле, включая ответственность перед своим будущим».

Коллектив ОКБ, куда пришли на работу выпускники кафедры ускорителей заряженных частиц ТПИ, насчитывал около 300 сотрудников очень высокой квалификации. Их непосредственными руководителями стали Н. А. Моносзон,
А. М. Столов, М. А. Гашев, будущие профессора и лауреаты Ленинской и Государственных премий. Эти выдающиеся ученые оказали огромное влияние на формирование В. А. Глухих как инженера и как руководителя. Существенным стал опыт наставников и их умение создавать атмосферу постоянного творческого поиска.

Основным направлением в деятельности НИИЭФА в те годы являлось создание уникальных электрофизических установок для проведения фундаментальных исследований — ускорителей заряженных частиц. Сооружение их сопровождалось широкими исследованиями. Многие задачи и проблемы можно было решить только при появлении новых идей и изобретений. На деятельность института накладывала отпечаток и «гонка вооружений», так как подобные установки создавались и за границей — в США и в Европе. Жесткое соперничество сторон не исключало, однако, и сложившегося к этому времени научного сотрудничества. Кроме большого научного интереса к работе это «соревнование» являлось дополнительным мобилизующим фактором в решении поставленных перед институтом задач.

В конце 1953 года ОКБ поручили разработку МГД-насосов для перекачивания жидких металлов в реакторах на быстрых нейтронах. В. А. Глухих был назначен руководителем группы. Это были интересные в творческом отношении годы. Работа начиналась с нуля, не существовало аналогов такого оборудования, требовалось создавать методики расчета, проектировать и изготавливать опытные образцы, создавать испытательные стенды, проводить необходимые исследования. С этими работами Василий Андреевич Глухих оставался связан до 1967 года. В начале 1960-х годов его группа переросла в лабораторию численностью около 40 человек. В лаборатории царила атмосфера творческого поиска и целеустремленности, которая создавалась благодаря талантливым молодым инженерам, среди которых были Б. Г. Карасёв, И. Р. Кириллов, Г. А. Баранов, А. П. Огородников, А. М. Андреев, В. В. Иванов.

Первые два года работы в ОКБ В. А. Глухих принимал участие в разработке самого крупного в мире синхрофазотрона с энергией протонного пучка 10 ГэВ для Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) в городе Дубна. Этот ускоритель являлся рекордным в своем классе машин: апертура электромагнита составляла 0,4–2,0 метра, его масса равнялась 36 тысячам тонн, пиковая мощность питания достигала 150 МВт, другие характеристики — на грани технических возможностей того времени. ОКБ несло ответственность за создание нескольких систем ускорителя: электромагнитная система и система его питания, вакуумная система и ряд других. Работа в коллективе инженеров, известных многими крупными достижениями, стала для В. А. Глухих хорошей школой, а творческий ее характер открывал путь к высшей инженерной квалификации.

В 1957 году синхрофазотрон был успешно запущен. В эти же годы НИИЭФА получен заказ на пять циклотронов для стран Восточной Европы и Китая. Выполнение этого заказа стало чрезвычайно трудной задачей для института. Для монтажа и запуска ускорителей в странах-заказчиках пришлось создать пять бригад из молодых специалистов, предварительно прошедших необходимое обучение.
Во второй половине 1950-х годов после известного доклада И. В. Курчатова в Харуэле (Великобритания) начался термоядерный бум.

Основные исследования по управляемому термоядерному синтезу (УТС) велись в Институте атомной энергии АН СССР под руководством академиков Л. А. Арцимовича, М. А. Леонтовича, профессора И. Н. Головина, под общим руководством И. В. Курчатова. В 1957 году английские ученые опубликовали сенсационные результаты экспериментов на установке ZETA (тороидальный Z-пинч). И. В. Курчатов принял решение срочно построить аналогичную установку в Советском Союзе и поручил это НИИЭФА и Физико-техническому институту имени А. Ф. Иоффе (Ленинград), который тогда возглавлял академик Б. П. Константинов. С тех пор УТС — одна из важнейших тематик института сначала в области систем с магнитным, а затем и с инерциальным удержанием.

Идейным руководителем работ стал академик Л. А. Арцимович, институт тесно сотрудничал также с академиками В. Д. Шафрановым и
Б. Б. Кадомцевым. Молодому инженеру В. А. Глухих Е. Г. Комар поручил возглавить сооружение установки. Несмотря на то что на выполнение задания специалистам НИИЭФА было отведено всего шесть месяцев (англичане свою установку строили три года), работа была выполнена. Строительство шло зачастую без разработанной документации, по эскизам и схемам, нарисованным от руки. Работали круглосуточно с небольшими перерывами на обед и отдых, иногда и ночевали на работе. Помощь оказывали государственные и партийные органы, секретарь обкома КПСС лично контролировал ход строительства. Все заводы Ленинграда выполняли задания НИИЭФА оперативно, часто без оформленной должным образом документации, по эскизам. Трудность заключалась еще и в том, что в институте не было специалистов по физике плазмы. Чтобы быстро ликвидировать этот пробел, сотрудники группы В. А. Глухих еженедельно посещали лекции академика Л. А. Арцимовича. Недостаток образования компенсировался тем, что разрабатывали основные системы диагностики и проводили исследования на установке сотрудники ФТИ имени А. Ф. Иоффе В. Е. Голант, В. В. Афросимов, М. П. Петров, Г. М. Малышев и другие.

К сожалению, надежды физиков на быстрое овладение энергией УТС не оправдались. Исследователи столкнулись с различными видами неустойчивостей; многим наблюдаемым эффектам не было объяснений. Но эти исследования нельзя назвать фатальной неудачей. Они лишь показали, насколько серьезным является решение проблемы термоядерного синтеза. Для Василия Андреевича эта проблема стала одним из основных направлений в его дальнейшей творческой деятельности.

Свою первую научную работу В. А. Глухих написал совместно с Б. П. Константиновым. Она опубликована в журнале ЖТФ в 1958 году.
В 1967 году В. А. Глухих назначается заместителем директора НИИЭФА имени Д. В. Ефремова по научной работе. Сфера его деятельности, в том числе и в научном плане, существенно расширяется. Это было «золотое» время для советских ученых, работавших в области физики высоких энергий: в СССР строились установки, превосходящие по своим параметрам все аналоги в мире. Как головная организация по конструированию многих важнейших электрофизических установок институт работал в тесном сотрудничестве со своими научными руководителями — известными учеными академиками И. В. Курчатовым, В. Н. Векслером, Л. А. Арцимовичем, А. М. Прохоровым, Е. П. Велиховым и другими.

В 1969–1970 годах началось проектирование новой крупной и мощной установки — Т-10. В реализацию проекта были вовлечены десятки научно-исследовательских и конструкторских организаций. Конструкция самой установки разработана в НИИЭФА. В ходе этой работы удалось решить ряд важных проблем: удовлетворить жестким требованиям физиков к качеству продольного магнитного поля; осуществить стабилизацию положения плазмы с помощью управляющих обмоток, питаемых от источника тока по специальной программе; обеспечить прочность катушек обмоток продольного и тороидального полей, испытывающих воздействие соответственно значительными радиальными растягивающими силами и силой обжатия центрального сердечника, достигающего массы 11 тысяч тонн, и другие.

В 1974 году В. А. Глухих назначается директором НИИЭФА имени Д. В. Ефремова. Создаваемые здесь уникальные электрофизические установки к тому времени уже стали олицетворением института и получили достойное признание у мирового научного сообщества. В этот период начал разрабатываться проект гигантского ускорительно-накопительного комплекса для Института физики высоких энергий на энергию 2 ТэВ. Активно развивалась техника мощных лазеров специального назначения, ускорители и лазеры для промышленности и медицины. Задачи и объем работ для их реализации были настолько велики, что потребовалось бурное развитие экспериментальной и производственной баз. Начался новый этап строительства института. За короткий срок площади удвоились. Развернулось строительство филиала НИИЭФА в городе Сосновый Бор.

В 1979 году начались первые расчетно-конструкторские работы по созданию установки Т-15, каждая из систем которой уникальна. В проекте участвовали десятки коллективов. В мировой практике отсутствовал опыт создания таких установок, что потребовало выполнения значительного объема научно-исследовательских работ. Институт выполнял роль главного конструктора. Особого внимания заслуживала электромагнитная система (ЭМС) со сверхпроводимой обмоткой тороидального поля. Такая система разрабатывалась впервые в мире.

Одновременно с началом проектирования установки Т-15 начались работы по созданию установки ТСП — токамака нового типа. При постановке задачи учитывались неопределенность знаний о свойствах плазмы с реакторными параметрами и необходимость проведения сравнительно недорогого демонстрационного эксперимента в токамаке с термоядерной температурой плазмы. Первые же проработки показали, что физические и технические параметры ряда систем новой установки беспрецедентны для современной техники и приближаются к предельно допустимым. Обе эти установки (Т-15, ТСП) были созданы, но в дальнейшем из-за резкого сокращения финансирования на научные исследования потенциал установок Т-15 и ТСП оказался недостаточно реализованным.

В 1988 году ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли решение объединить Ленинградский электромашиностроительный завод (ЛЭЗ) и НИИЭФА в научно-производственное объединение НПО «Электрофизика».

В последующие годы основные усилия специалистов НИИЭФА концентрируются на разработке международного проекта ИТЭР (Международный термоядерный экспериментальный реактор), который будет последней ступенью перед поколением реакторов для термоядерной энергетики. Этому способствовала неукротимая энергия академика Велихова, который убедил правительства СССР, США, стран Евросоюза, Японии в том, что проектирование реактора целесообразнее и дешевле вести совместно, максимально используя имеющиеся наработки каждой из стран-участниц — США, ЕС, Японии и СССР.

Инженерная разработка проекта началась в 1993 году. На этом этапе были продолжены крупные научные исследования и опытно-конструкторские работы. НИИЭФА было поручено решение нескольких важных задач по инженерному проектированию. В. А. Глухих стал научным руководителем этих работ.

В 2000 году техническое проектирование было завершено. В настоящее время принято решение о сооружении установки во Франции.
Вернемся в 1991 год. Он стал для НИИЭФА исключительно сложным. Из всех программ института, которые до сих пор финансировались государством, остался только ИТЭР — примерно 10 процентов объема работы института. Несмотря на катастрофичность ситуации, институт сохранил свой научный потенциал, материально-техническую базу, провел глубокую конверсию тематики, реформировал структуру управления, сумел найти нишу в России и за рубежом для своих разработок и технологий.

Основные работы над крупными проектами ускорителей, термоядерных установок, лазерных систем, обеспечивающие исследования в области фундаментальной науки и обороны, не приносили институту и экономике страны непосредственной прибыли. Однако в 1990-е годы НИИЭФА находил и разрабатывал оборудование и новейшие технологии, внедрение которых давало большой экономический эффект, резко повышало общественную производительность труда. К ним относятся широкий класс радиационных и лазерных технологий, такие как дефектоскопия и активационный анализ, таможенный контроль грузов любых размеров, модификация поверхности различных материалов, медицина с использованием ускорителей и лазеров.

Благодаря этим и другим разработкам институту удалось создать наукоемкие технологии, требующие высокой квалификации сотрудников, и таким образом сохранить привлекательность для работы специалистов высокого класса. Удалось найти ниши для разработок НИИЭФА и в других отраслях промышленности — энергетике, транспорте, в системах городского хозяйства. Институт участвует в работах для Водоканала, Метрополитена, железнодорожного транспорта, Газпрома.

Интенсивному развитию этих направлений в работе НИИЭФА во многом способствовала работа В. А. Глухих в качестве председателя Научно-технического совета при губернаторе (тогда В. А. Яковлев), а затем при Правительстве Санкт-Петербурга.

Для обеспечения кадрами НИИЭФА имеет традиционные тесные отношения с вузами Ленинграда. Ведущие ученые института заведуют кафедрами и преподают в университетах, готовят молодых специалистов для работы в институте. Главным поставщиком кадров для НИИЭФА всегда являлся Ленинградский политехнический институт (ныне Санкт-Петербургский политехнический университет). Там при электромеханическом факультете была организована базовая лаборатория численностью 150 человек. В этом университете В. А. Глухих много лет заведовал кафедрой «Техника высоких напряжений и инженерная электрофизика».

В 2004 году Василий Андреевич Глухих оставил пост директора НИИЭФА имени Д. В. Ефремова и стал научным руководителем института. Избран членом-корреспондентом АН СССР (1981), академиком АН СССР (ныне РАН, 1987).

В. А. Глухих — автор более 150 научных публикаций, 4 монографий, более 20 изобретений. Председатель двух Научных советов РАН, председатель НТС при Правительстве Санкт-Петербурга, почетный доктор двух университетов — в России и на Украине. Главный редактор Международного журнала «Plasma Devices and Operations».

В. А. Глухих — лауреат Ленинской премии (1984), Государственных премий СССР (1972) и РФ (1997). Награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» IV степени, Почёта, Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта», орденом Русской Православной церкви Святого Владимира.

Увлечения — история России, горнолыжный спорт.
Живет и работает в Санкт-Петербурге.

Источник: Международный объединённый биографический центр
Материал подготовил
ведущий специалист МОДВ АЭП
Бушмелев В. Ю.